15.12.2015

Нобелевская премия по физиологии медицине 2015: кому и за что вручена

Паразиты довели до премии: Нобелевская премия 2015 года по физиологии и медицине присуждена за успешную борьбу с паразитами.
Ирландец Уильям Кэмпбелл и японец Сатоши Омура стали лауреатами за разработку нового метода лечения заболеваний, вызванных круглыми червями-паразитами, а китаянка Юю Ту — за вклад в создание терапии против малярии – заболевания, разносчиками которого являются комары рода Anopheles.

10187-pic905-895x505-41378

Нобелевские лауреаты этого года разработали методы, которые совершили революцию в лечении самых опасных для человека паразитических заболеваний, отмечает Нобелевский комитет. Уильям Кэмпбелл и Сатоши Омура создали лекарство под названием Avermectin, которое проявило себя как эффективное средство борьбы с онхоцеркозом («речной слепотой», характеризующейся образованием подкожных узлов, поражением кожи и глаз), элефантиазом («слоновой болезнью», стойким увеличением размеров какой-либо части тела из-за болезненного разрастания кожи и подкожной клетчатки), а также другими паразитическими заболеваниями. Юю Ту разработала Artemisinin – препарат, который значительно сократил смертность среди ставших жертвами малярии людей.Эти два открытия дали человечеству новые средства для борьбы с болезнями, которые каждый год поражают сотни миллионов человек, а их вклад в задачу глобального улучшения качества жизни людей по всему миру действительно неоценим.

nobelmed_2015_fig1_600

Сергей Недоспасов, член-корреспондент РАН, заведующий лабораторией молекулярных механизмов иммунитета ИМБ им. Энгельгардта, а также заведующий кафедрой иммунологии биологического факультета и отделом молекулярной иммунологии в Институте физико-химической биологии им. Белозерского МГУ им. Ломоносова комментирует итоги вручения премии следующим образом:

«Сегодняшнее решение Нобелевского комитета не могло не вызвать недоумения. И уж, конечно, оно посрамило всех «предсказателей» — никто и близко не угадал.

Но не надо забывать, что за эту премию голосуют медики, только часть которых занимаются проблемами фундаментальной науки. Конечно, лечение от глистов — огромная медицинская проблема. Малярия, которая продолжает уносить миллионы жизней, — еще одна огромная проблема. И лауреаты внесли важный вклад в разработку эффективных лекарств, основанных на природных веществах. За этим стояла наука, их заслуг никто не умаляет.

Однако, если посмотреть на Нобелевские премии в этой номинации последних 20 лет, то все они (за исключением, пожалуй, одной) присуждались за фундаментальные открытия в области или биологии, или физиологии, или медицины. Даже неоднозначно воспринятая премия 2005 года про то, что язвенная болезнь вызывается конкретным видом бактерии, дана за фундаментальное открытие, хотя и с очевидными медицинскими приложениями. Короче, высокого полета в премии 2015 года я не увидел. Но, оговорюсь, я — не врач.

А при этом в негласной очереди стоят многие настоящие корифеи науки (некоторые — стареющие), открывшие опухолевые супрессоры, новые иммунологические регуляторные механизмы, новые принципы передачи внутриклеточного сигнала, иммунитет у бактерий и многое другое, у чего есть и непосредственные «полезные» приложения.

Вместе с тем, надежда дожить до Нобелевской премии российским ученым (в том числе и работающим за рубежом — вспомним великого Мечникова) еще не угасла. В этом году к Руслану Меджитову в списке возможных будущих кандидатов добавился и Александр Руденский (хотя компания Thomson, к сожалению, промахнулась в своих предсказаниях). Многократно номинировался и Алексей Оловников.
Есть и другие выдающиеся кандидаты. Будем терпеливо ждать».

Thomson Reuters не угадали

Никто из нынешних лауреатов не входил в список Thomson Reuters ни в этом году, ни в предыдущие.

В этом году в список вероятных лауреатов «Нобеля» по медицине по версии Thomson Reuters попал ранее работавший в Москве Александр Руденский, который переехал в США в 1989 году. Предполагалось, что комитет мог отметить его фундаментальные открытия относительно природы и назначения клеток иммунной системы человека.

Среди номинантов Thomson Reuters на медицинского «Нобеля» также присутствовали Джеффри Гордон, сумевший продемонстрировать, что между человеком и микрофлорой его кишечника существует тесная взаимосвязь, и Кацуоси Мори и Питер Уолтер, которые объяснили, как работает система по обеспечению «контроля качества» живых клеток.

В области Нобелевской премии по физиологии и медицине отечественные ученые становились лауреатами лишь дважды, и то еще во времена царской России. Награды удостоились Иван Павлов («за работу по физиологии пищеварения», 1904 год) и Илья Мечников, получивший награду совместно с немцем Паулем Эрлихом «за труды по иммунитету» в 1908 году.

Размер Нобелевской премии в 2015 году составляет 8 млн шведских крон ($960 тыс.).